Из книги “Исторический путь УАПЦ”. Александер Воронин
Издательство “Воскресение”, Кенсингтон, США, 1992

Притеснения и гонения

Советская власть сначала относилась к развитию Украинской Автокефальной Православной Церкви со снисхождением, надеясь использовать ее для сопротивления Русской Церкви, с которой она вела тогда ожесточенную борьбу. Со своей стороны УАПЦ, действуя в советском государстве, придерживалась основы лояльности существующей власти. Но богоборная антинародная власть очень быстро осознала мощную национально-творческую силу освобожденной от московской зависимости Украинской Автокефальной Православной Церкви и направила против нее острие своего меча. Официальную терпимость заменили притеснения и преследования.

Кампания против УАПЦ особенно развернулась после 1924 года. В адрес Церкви и ее деятелей сыпались обвинения в национализме, контрреволюции, «петлюровщине». Осенью 1925 года в УАПЦ начали отбирать церкви в некоторых местах. Были частые случаи запрета епископам выезжать в течение определенного периода с места их резиденции и запрета проповедовать. Приходы УАПЦ облагались непосильными налогами: в случае несостоятельности общины оплатить требуемую от нее сумму, приход закрывали. В 1926 году начались аресты епископов и священников. Первой жертвой стал популярен архиепископ Харьковский Александр Ярещенко. За неосторожное высказывание о притеснениях со стороны власти его арестовали и сослали в Среднюю Азию.

В 1926 власть сосредоточила свою антицерковную кампанию на митрополите Липковском, которого народ уважал, как нового пророка. Кампания завершилась категорическим требованием ГПУ, чтобы на Втором Всеукраинском Православном Церковном Соборе в октябре 1927 года митрополит Василий был отстранен от руководящего поста Церкви. Альтернативой было закрытие собора властью и арест митрополита Липковского и других видных деятелей УАПЦ.

В условиях всевозрастающего террора против Церкви, участники Собора удовлетворили требование ГПУ, надеясь, что этим они спасут существование Церкви. Митрополитом избран Николай Борецкого. Церковь на время оставили в покое, и она пошла по пути нового духовного развития. Любовь народа к Родной Церкви становилась все сильнее. Продолжалась работа над составлением и распространением богослужебного чина. С начала 1927 выходил печатный орган Церкви, журнал «Церковь и жизнь», но власти разрешили издать только 7 номеров.

«Оттепель» продолжалась недолго. Фактически, власть никогда не прекращала борьбы против Церкви на приходском уровне, пытаясь сломать верующих конфискационными налогами, все возрастающей антицерковной пропагандой, притеснениями и арестами священников. В 1929 году гонения против миссии УАПЦ развернулись с большой интенсивностью. В середине года возобновились массовые аресты. Арестованы несколько епископов, около 700 священников и многочисленных ведущих советских деятелей Церкви. Митрополиту Николаю Борецкому запретили выезжать из Киева, за ним постоянно следили ГПУ.

УАПЦ И ПРОЦЕСС СВУ

В то время советская власть уже окончательно решила ликвидировать Украинскую Автокефальную Православную Церковь Для того, чтобы придать ликвидации Церкви характера законности, решено связать ее с подпольной самостийницкой организацией СВУ (Союз Вызволения Украины), которую якобы разоблачил тогда ГПУ. Среди арестованных в связи с причастностью к этой организации был Владимир Чеховский, его брат, священник Николай Чеховский и выдающийся церковный деятель из Полтавы Константин Толкач. Следователи ГПУ пытались доказать, что УАПЦ находилась под непосредственным контролем СВУ, а ее деятели участвовали в подготовке восстания для свержения советской власти. Процесс СВУ, который проходил в марте-апреле 1930 года, закончился так, как это решили власти. Все 45 подсудимых признаны виновными и осуждены на разные сроки заключения. Владимир Чеховский приговорен к 10 годам заключения со строгой изоляцией, его брат отец Николай – до 3 лет. Во время их пребывания в тюрьме им без суда увеличили сроки осуждения, а в 1937 году обоих расстреляли. Семьи мучеников не были уведомлены об их судьбе.

Как оказалось уже во время гласности и перестройки, дело СВУ было спровоцировано властями с целью уничтожения цвета украинской интеллигенции. В 1989 году Прокуратура Украинской PCP, рассмотрев материалы следствия и процесса, сделала вывод о безосновательности обвинений. Верховный Суд УССР отменил приговор суда и реабилитировал всех осужденных.

ПЕРВЫЙ И ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ РАЗГРОМ

Но еще перед началом процесса СВУ власть использовала сфабрикованы на следствии обвинения, чтобы ликвидировать Украинскую Автокефальную Православную Церковь. ГПУ приказало созвать на 28-29 января 1930 чрезвычайный церковный собор, на который прибыло несколько еще неарестованых тогда епископов и около 40 священников. В проекте постановления, которые ГПУ заготовило и передало собору, УАПЦ заклеймена как «явная антисоветская контрреволюционная организация», составляющую часть Союза Вызволения Украины, а ее деятелей – как контрреволюционеров и петлюровцев. Предложенный собору проект постановления заканчивался заявлением о самоликвидации УАПЦ.

После чрезвычайного собора аресты не прекратились, а еще больше усилились. Арестован митрополит Николай Борецкий, еще несколько епископов и более 800 священников. На конец 1930 года осталось всего около 300 приходов УАПЦ при незакрытых еще храмах, которые действовали без руководства и связи между собой, в условиях постоянно растущего террора.

Однако власть быстро осознала, что при отсутствии общей церковной организации ей тяжело будет держать остальные приходы УАПЦ под контролем. Поэтому, по приказу ГПУ, 9-12 декабря 1930 году в Киеве состоялся второй чрезвычайный собор. Украинскую Православную Церковь было разрешено возобновить, но уже без названия «Автокефальная». Митрополитом выбрано архиепископа Харьковского Ивана Павловского. ГПУ приказало ему перенести митрополичью кафедру в Харьков, где в то время была столица УССР. В Церкви осталось 7 епархий. Церковной жизнью снова начали управлять епархиальные советы, под пристальным контролем ГПУ.

Между тем власть не прекращала тотальной борьбы против веры и Церкви. Продолжались аресты, закрытие приходов, издевательства над священниками. Гонения возобновились с новой силой после того, как в сентябре в 1932 году Сталин провозгласил начало «безбожной пятилетки». С Церковью боролось ГПУ, против нее вели кампанию пресса и антирелигиозные организации. Во время голода 1933 года церковные общины во многих селах вымирали вместе со своими прихожанами и священниками. В конце февраля 1934 власти закрыли и основательно ограбили Софийский собор.

В 1934-35 годах начато осуществление плана массового уничтожения церквей. Жертвами этого неслыханного варварства упали многочисленные памятники украинской церковной архитектуры – Михайловский Златоверхий монастырь и Трехсвятительская церковь в старом городе Киев, Николаевский собор на Печерске, Братский монастырь и собор Успения Богородицы (Пирогоща) на Подоле, Свято-Николаевский собор в Харькове, Преображенский собор в Одессе, Успенский собор в Полтаве, Покровский собор в Запорожье и много других в разных городах и селах Украины.

Ликвидация УАПЦ закончена в 1935-37 годах. ГПУ арестовало остальных епископов, включая митрополита Ивана Павловского. В тюрьмах и концлагерях оказалась большинство священников, сотни тысяч верующих. Многих ждала мученическая смерть. Митрополита Василия Липковского, который в течение почти 10 лет после устранения его с митрополичьей кафедры провел в условиях домашнего ареста – фактического ссылки – арестован в 1937 году. 20 ноября его приговорили к расстрелу, а 27 ноября приговор был выполнен. Но это оказалось только в 1990 году, когда уже действовали законы гласности – до того НКВД годы утверждало, что митрополита Липкивского сослали в северо концлагеря и о его судьбе ничего неизвестно. Митрополит Николай Борецкий не выдержал долго бесчеловечных условий тюремного режима, психически заболел и умер в Ленинградской психиатрической тюрьме. Митрополит Иоанн Павловский закончил жизнь в ссылке в Казахстане. Большинство епископов УАПЦ погибли смертью мучеников в тюрьмах и концлагерях. Такая же судьба встретила сотни священников и бесчисленных мирян.

После 1937 на Украине не осталось ни одного действующего епископа УАПЦ, ни одного прихода с украинским языком богослужебных служб. Разгромленная богоборной властью, Украинская Автокефальная Православная Церковь, продолжала жить только в сердцах верующих.

ЗНАЧЕНИЕ УАПЦ 1921 ГОДА

Сталинские богоборцы надеялись, что они навсегда уничтожили Украинскую Автокефальную Православную Церковь. Но так не произошло. Наша дальнейшая церковная история была ярким подтверждением слов митрополита Василия Липковского, написанных в 1930 году, когда пламя гонений уже охватило Украинскую Церковь: «А святая Украинская Автокефальная Православная Церковь – она, как и Христос, Глава ее, воскреснув из мертвых, уже больше не умирает, смерть над ней уже власти не имеет».

Существование УАПЦ оставило в народной памяти следу, который ничто не могло стереть. Новое возрождение Украинской Церкви во время Второй мировой войны не было бы таким массовым и быстрым в Восточной Украине, как бы там не помнили о независимой родной Церкви, что еще совсем недавно давала народу духовную пищу. Те, кто принимал активное участие в церковной жизни 20-30-х годов – священники, члены церковных советов, дирижеры, дьяки, певцы и просто верующие – включились в строительство новой церковной структуры.

Украинская Автокефальная Православная Церковь, возрожденная в 1941-1943 годах, сохранила неизменными основы автокефалии и украинизации Церкви, ее близость к народу. Эти принципы свято хранились и Церковью, отстроившеся после войны в Западной Германии, а затем развивавшейся в странах свободного мира.

На Церковь 1921 года, как на своего предшественника и источник вдохновения, ссылались инициаторы восстановления Украинской Автокефальной Православной Церкви в феврале 1989 года. Об исторической связанности всех трех возрождений говорится в действиях Первого Всеукраинского Собора в Киеве 5-6 июня 1990 года: «Украинская Автокефальная Православная Церковь прошла крестный путь вместе со всем народом: была разрушена и репрессирована вместе со всем народом в 30-е годы жесточайшего террора; вопреки воле фашистских оккупантов снова поднималась к жизни. И сейчас, уже в третий раз в нашем веке, подносит ее на волну возрождения воля украинского народа».

Украинская Автокефальная Православная Церковь 1921 года, освободив из московской неволи Киевскую митрополию святого Владимира Великого, оставила нам богатое наследие: волю к независимому церковного житию, дух борьбы за очищение Церкви от вредного ила, наброшенного поработителями, любовь к родному языку, старинным украинским церковным и религиозным обычаям, стремление сохранять и развивать украинский характер церковной архитектуры и искусства, уважение к святым землям Украины. Мы обязаны ей за сокровищницу украинского церковного пения, боговдохновленные проповеди златоустого митрополита Василия Липковского, много богослужебных книг, переведенных в то время, которыми до сих пор пользуются в наших церквях. А что самое главное – мы ценим УАПЦ 1921 года и ее деятелей, как светлый пример всем тем, кто боролся и борется за родную Церковь, как пример преданности Богу и народу до мученической смерти.