Из книги Исторический путь УАПЦ“. Александр Воронин
Издательство “Воскресение”, Кенсингтон, США, 1992

НАЧАЛО ВОЗРОЖДЕНИЯ

После Первой мировой войны более двух с половиной миллионов православных украинцев, более миллиона белорусов и около 25000 россиян оказались в восстановленной Польше, в которую кроме Галичины, где доминировала Греко-Католическая Церковь, вошли Западная Волынь, Холмщина, Подляшье и украинское Полесье – земли с преобладающим украинским населением. Эти земли входили в состав Киевской митрополии, когда она была в канонической подчиненности Царгородскому патриарху, а в 1686 году их насильно подчинили власти Московского патриарха вместе с другими украинскими православными землями. Православная Церковь была здесь очень сильная, но в течение господства царской России полностью русифицированной, а ее иерархи и духовенство – определенно промосковского наставления. Однако после революции и на эти земли долетели ветры национального возрождения, родилось стремление к независимости и украинизации Церкви. Уже в 1917 году на епархиальном съезде Волыни был принят призыв к службе богослужений с местным народным произношением и оглашения проповедей на украинском языке. 1918 для работы над национально-церковным возрождением основано Братство Святого Спаса, куда вошли выдающиеся волынские священники и миряне. Эти первые осторожные шаги значительно распространились позже. В октябре 1921 года на Волынском епархиальном съезде принято постановление о необходимости перехода с церковно-славянского языка на украинский с тем, что этот переход должен происходить постепенно, по мере перевода богослужебных книг.

НА ПУТИ К АВТОКЕФАЛИИ

В первые годы после войны Православная Церковь в Польше сохраняла зависимость от Москвы. Но со временем ее руководители, осознавая неестественность подчинения церковного центра другому государству, к тому же захваченного безбожной властью, начали движение к самостоятельности. Попытки получить церковную независимость путем переговоров с Московской патриархией не имели успеха. Патриарх Тихон отверг просьбу епископов Юрий Ярошевского и Дионисия Валединского о предоставлении Церкви в Польше автокефалии и согласился только на автономию. Архиепископа Юрия назнаичили митрополитом-экзархом.

1922 собор епископов Православной Церкви в Польше принял перейти в управлении Церковью на принципе полной независимости, то есть провозгласил де-факто автокефалию. Митрополитом независимой Церкви избран владыка Юрий Ярошевский. Он благосклонно относился к идее размосковлення Православной Церкви в Польше, поддерживал и попытки православных украинцев восстановить национальный характер Церкви на украинских землях. В 1922 году митрополит Юрий рукоположил в епископский сан архимандрита Алексея Громадского, первого в Польше епископа-украинца. При поддержке епископа Алексея распространялось употребление украинского языка в богослужениях, делались многочисленные переводы богослужебных книг на украинский язык, выходили украинские церковно-религиозные журналы, вводилось обучение на украинском языке в церковных школах.

Русская эмиграция оказала сопротивление отходу Православной Церкви в Польше от Церкви Московской и введению в богослужение народных языков. 8 февраля 1923 российский фанатик-шовинист архимандрит Смарагд забил митрополита Юрия выстрелом из револьвера. Митрополитом Православной Церкви в Польше на его место был избран архиепископ Дионисий Валединский, россиянин по происхождению, который тоже был благосклонен к украинизационным мероприятиям в Церкви на землях с украинским населением.

ТОМОС ВСЕЛЕНСКОГО ПАТРИАРХА

Руководители Православной Церкви в Польше чувствовали, что де-факто автокефалии для их Церкви недостаточно. Забезпечившись поддержкой правительства, они обратились к Вселенскому патриарху с просьбой о формальном предоставлении их Церкви автокефалии. Патриарх Григорий VII признал право на автокефалию Православной Церкви в Польше «Патриаршим и Синодально-каноническим томосом» (то есть декретом) от 13 ноября 1924 года, который подписали, кроме патриарха, двенадцать митрополитов Константинопольского Церкви.

Для Украинской Православной Церкви чрезвычайно важное значение имеет то, на каком основании патриарший Томос признает автокефалию Православной Церкви в Польше. В этом документе говорится: «Первый отрыв от нашего Престола Киевской митрополии… и приобщение ее к Московской Церкви произошло не по предписаниям канонических правил, а также не были соблюдены всего того, что было установлено относительно полной церковной автономии Киевского митрополита, носившего титул экзарха Вселенского Престола». Этим заявлением Вселенская патриархия ясно подтвердила неканоничность изменения юрисдикции Киевской митрополии 1686. Каноны было нарушены тем, что митрополита Киевского Гедеона Четвертинского поставили в Москве без согласия Константинополя, а передача Украинской Церкви под власть Московского патриарха фактически была продажей ее за богатые царские подарки, что осуждается по каноническому праву, как «симония». Кроме того, Московская Церковь не сдержала обещаний относительно автономии Православной Церкви на Украине. Итак, Цареградская патриархия объявила акт 1686 неканоническим и тем самым аннулировала его. Это означало возвращение к состоянию, существовавшему прежде, а на этом основании Царьград считал себя полноправным признать автокефалию Православной Церкви на землях, входивших когда-то в подчиненной ей Киевской митрополии.

УКРАИНИЗАЦИЯ ЦЕРКВИ

Хотя Украинская Православная Церковь в польском государстве была частью Автокефальной Православной Церкви в Польше, она пользовалась широкой автономией. Постоянно росли требования дальнейшей украинизации Церкви на украинских землях. В 1932 году был рукоположен второй епископ-украинец – архимандрит Поликарп Сикорский, и был назначен на епископа Луцкого, а архиепископ Алексей Громадский в том же году стал правящим епископом всей Волынской епархии. Под их руководством Украинская Православная Церковь под властью Польши стала фактически независимой и быстро развивала свою национальную жизнь. Украинские национально-церковные круги в значительной степени украинизировали богослужебные службы, административную жизнь Церкви и школы, заботились о распространении национального сознания населения, развитии культуры.

ПОЛЬСЬКО-КАТОЛИЧЕСКИЕ ГОНЕНИЯ

Живя в римо-католической польской державе, православные украинцы испытывали тяжелые притеснения со стороны властей и Римо-Католической Церкви. В последние месяцы 1937 года началась широкая кампания насильственного обращения в католичество православных украинцев на Волыни, в районах вдоль польско-советской границы. Эту так называемую «ревиндикационную» кампанию ревностно вел, с одобрения высших правительственных кругов, «Корпус охраны пограничья», неразборчиво прибегая к разным ограничений, преследованиям и репрессиям. Поляки имели целью также полонизировать украинское население приграничных районов и требовали от всех чьи фамилии заканчивались на -ский, -цкий и -ич, чтобы они изменили в метрике национальность на польскую. Тем, кто соглашался, обещали различные льготы, и наоборот. Насилие объединило украинское население в решительном сопротивлении произволу и вызвало многочисленные протесты со стороны ведущих украинских деятелей, в частности украинцев-послов в сейме. Несмотря на поддержку «ревиндикационной» акции властью, она не принесла желаемых результатов.

Тогда поляки направили свое внимание на Холмщину и Подляшье. Летом 1938 года на тех исконно украинских землях развернулись жестокие гонения против православных. В течение короткого времени были разрушены или сожжены 115 Православных Церквей. В большинстве случаев гонители уничтожали и собственность, разрушали околоцерковные кладбище. Грубость государственной полиции против беззащитного населения не знала границ.

Это варварство вызвало волну возмущения в мире. В США и Канаде проходили массовые демонстрации протеста, организованные православными украинском. Употреблялось мероприятий для возбуждения этого дела на форуме Объединенных Наций. Отправлялись специальные богослужения за преследуемых православных. С осуждением насилия выступали украинские послы в сейме. Собор епископов Православной Автокефальной Церкви в Польше обратился к польской власти с меморандумом, в котором иерархи выразили «грусть и боль» по поводу того, что «такая страшная несправедливость с попранием Христовой правды и любви, произошла с нами – христианами – в христианской стране». Преследование осудил первоиерарх Украинской Греко-Католической Церкви митрополит Андрей Шептицкий. «Уничтожение церквей в местностях, где церковь нужна народу, запрет службы церковных богослужений и наказания за молитву – должны считаться актами религиозного преследования», – заявил он в послании по поводу событий на Холмщине и Подляшье, подчеркнув, что гонения наносят моральный удар «самой идее объединения церквей и авторитету Вселенской Церкви и Апостольской Столицы». Но со стороны Рима, который своим авторитетом мог бы положить конец насилию, не было никакой реакции.

В конце концов мировую огласку, а вместе с тем международная напряженность в связи с экспансивными шагами Гитлера заставили польские власти прекратить гонения право-славных. Произошло это уже в последние месяцы перед взрывом Второй мировой войны.